Читайте новое:
- Гигантские головы Ольмеков
- Жизнь после смерти
Если радуга долго держится, на нее перестают смотреть. Гете
Все публикации Наша галерея Реклама на сайте Наши контакты
Все публикации на сайте
Вселенная и планеты
Загадки человека
Древние цивилизации
Пророки и Астрология
Аномальные явления
Свидетельства НЛО
Необычные существа
Неизвестная история
Окружающий мир
Древние тексты
Файловый архив
Лучшие места под рекламу
Виманы - небесные колесницы Древних Богов Виманы - небесные колесницы Древних Богов
Ранним утром, Рама, сел в небесный корабль, и приготовился к старту. Этот корабль большой и прекрасно.. ...
Летающее существо Пидана Летающее существо Пидана
Выходец из Хабаровска Дмитрий Никонов вместе со своим другом отправился в плавание по речке Бикин, которая впадает в Уссури. И как-то глубокой.. ...
Главная Рамаяна Хануман разыскивает гарем
Хануман разыскивает гарем

Внимание Ханумана, сына Маруты, привлек просторный и великолепный особняк внутри колесницы двумя милями в ширину и четырьмя в длину, который принадлежал самому царю демонов. Хануман, повергавший во прах своих врагов, повсюду искал царевну Видехи, большеглазую Ситу и увидел это пышное здание, обитель демонов. Он приблизился к царскому дворцу, окруженному могучими слонами, вдоль которого стояли воины с оружием в руках.

Здесь жили демоницы, супруги Раваны, а также похищенные им царские дочери, и потому дворец напоминал океан, кишащий крокодилами, акулами, китами, громадными рыбами и змеями, вспененный бурей. Дворец Раваны напоминал великолепную обитель Ваишраваны, Чандры и Хариваханы, несравненного сияния, неизменный, богатством соперничавший с дворцами Куверы, Ямы и Варуны, и даже превосходивший их.

Посреди дворца потомок ветра увидел ещё одно добротное здание с многочисленными решетками. Некогда сотворенная Вишвакармой по воле Брахмы, эта благородная колесница, украшенная драгоценными камнями, называлась Пушпака. Кувера приобрел ее ценой продолжительных аскез, но царь демонов превзошел его в могуществе и завладел чудесной колесницей. Славный Хануман спустился в великолепную Пушпаку, украшенную фигурами волков, отлитыми из золота картасвара и хиранья, изящными и ослепительно сверкающими колонами, в которой было множество внутренних комнат и полутемных беседок.

Она напоминала горы Меру и Мандару, своими высокими башнями касалась небес и сияла как солнце. Шедевр Вишвакармы был снабжен множеством золотых лестниц и роскошным потолком; там были балконы и галереи из глубокого голубого сапфира и других драгоценных камней; полы были выложены редкими жемчугами, придававшими им ослепительную красоту.

Построенная из красного сандала и сверкающая чистым золотом, Пушпака напоминала восходящее солнце и благоухала тонким ароматом. Хануман остановился и вдохнул густой аромат вин и яств, стоявший в воздухе. Божественный всепроникающий аромат показался ему самой Анилой, он вдыхал его снова и снова, словно он исходил от его близкого друга.

Этот аромат казалось говорил Хануману: «Иди туда, где Равана». Сын ветра пошел дальше и увидел обширную пышную залу. Эта просторная зала была очень дорога Раване, который относился к ней, словно к нежно любимой женщине. Лестницы там были выложены драгоценными камнями, а отлитые из чистого золота галереи, ослепительно сияли, хрустальные полы были выложены слоновой костью, жемчугом, алмазами, кораллами, серебром и золотом.

Эту залу украшали множество драгоценных, симметрично расположенных пилястров, прямых, изящных и искусно инкрустированных. Их поддерживали высокие колоны одинаковых размеров, похожих на крылья, отчего всё строение казалось летящим в воздухе. Полы были устланы ковром, широким и четырехугольным, как земля (1.

355), на котором были вытканы различные страны, царства и обители, повсюду слышалось пение птиц, в воздухе стоял божественный аромат. С богатыми гобеленами на стенах, темные от густого дыма благовоний, безупречно чистые, словно лебедь, убранные листьями и цветами, напоминавшими Камадхену, дарующие радость сердцу, придающие цвет щекам, несущие процветание и разгоняющие всякую печаль, покои царя демонов дарили утешение всем чувствам, словно мать.

Проникнув в эту обитель Раваны, Хануман спросил себя: «Это рай, обитель богов, столица Индры или кладезь высшего блаженства?» Он прикоснулся к золотым светильникам, которые напоминали игроков, увлеченных игрой в кости и глубоко озабоченных нанесенным поражением. Хануман внимательно посмотрел на эти сверкающие светильники, люстры Раваны и великолепные украшения, освещавшие покои.

Он увидел здесь множество женщин, которые лежали на коврах в разнообразных пышных одеждах, с венками на головах. Они крепко спали под воздействием игривого вина, оставив свои развлечения, в которых провели половину ночи. В царившей тишине эти девы, украшенные драгоценностями, звона которых больше не было слышно, напоминали большое озеро, полное лотосов, на котором смолкли крики лебедей и жужжанье пчел.

Марути заглянул в лица тех прекрасных женщин, глаза и уста которых были крепко сомкнуты и источали аромат цветов. Они напомнили ему лотосы, на закате сомкнувшие свои лепестки и ожидающие рассвета, чтобы открыть их снова, или водяные лилии, которые не покидают опьяненные любовью шмели.

Благородный и могущественный Хануман справедливо сравнил этих дев с нимфами, потому что гарем был озарен их сияющей красотой, словно усеянные звездами небеса в безмятежную осеннюю ночь Среди них вспышкой пламени пылал царь демонов, казавшийся прекрасной луной в окружении звезд. Хануман сказал себе: «Это планеты, упавшие с небес, когда иссяк запас их благочестия». Найдя покой, эти милосердные, великолепные женщины сияли, как ослепительные метеоры.

Сон настиг их в танце и во время пиршества, венцы слетели с их голов, волосы растрепались, а украшения разорвались и рассыпались по ковру. Они растеряли свои браслеты, тилака на лбах стерлась, смятые гирлянды валялись в стороне, нитки жемчуга разорвались, одежды пришли в беспорядок, пояса расстегнулись и упали, что делало их похожими на распряженных мулов; без серег, с разорванными и мятыми гирляндами они казались цветущими лианами, растоптанными огромными слонами в лесу.

Рассыпанный жемчуг, словно мерцающий свет луны, лежал на упругой груди этих дев, напоминающей уснувших лебедей, украшавшие их нитки изумрудов казались селезнями, а золотые цепи – птицами чакравата. Эти пышнобедрые женщины напоминали реки с крутыми берегами, любимые лебедями, гусями и другими птицами; во сне они походили могучие потоки, и золотые колокольчики на их поясах были рябью, их лица – лотосами, жажда любви – крокодилами, а изящество – берегами.

На их нежных членах следы от украшений казались пчелами, а волнуемая дыханием вуаль на лицах – яркими лентами из разноцветных нитей, гулявший ветерок мягко играл их серьгами.

Их едва уловимое дыхание наполняло воздух ароматом сладких вин, которые они выпили в угоду Раване. Во сне жены Раваны жадно ловили уста своих соперниц, принимая их за уста своего страстно любимого господина. Всем сердцем преданные своему повелителю, эти прекрасные женщины, не в силах обуздать страсть, невольно оказывали знаки внимания своим соперницам. В богатых одеждах они спали, подложив под голову руки, унизанные браслетами, кто-то уснул на груди подруги, на коленях, на бедрах, на спинах.

Под воздействием вина, они страстно льнули друг к другу; девы с тонким станом, они спали, положив друг на друга руки. Жены Раваны в объятьях друг друга напоминали цветочные гирлянды, окруженные опьяненными от любви шмелями, лианы, отдавшиеся ласкам весеннего ветра, который игриво сплел их в гирлянды цветов, или переплетающиеся ветви огромных лесных деревьев, вокруг которых гудят рои пчел.

Они спали в столь тесных объятьях, что невозможно было различить, кому принадлежат драгоценные украшения, покрывала и гирлянды, прикрывавшие их полуобнаженные тела. Равана спал, и красота, окружавших его женщин казалась золотыми светильниками, освещавшими его.

Среди жен Раваны были дочери раджариши, исполинов и небожителей, которых он завоевал, покорив их родственников. Были среди них и те, кто добровольно последовал за ним, проникшись любовью к повелителю демонов. Но ни одну из низ Равана не похитил против ее воли, всех влекла его доблесть и другие достоинства. Сердца этих женщин никогда не принадлежали никому другому, но с дочерью Джанаки, чье сердце было отдано Раме, всё произошло по-другому.

Среди жен Раваны не было лишенных благородства, красоты, разума и милосердия, каждая пробуждала страсть в возлюбленном господине. Хануман, достойный вожак обезьян, подумал: «Если бы супруга Рагхавы была в этом гареме, то царь демонов сегодня был бы особенно счастлив. Но Сита во много раз превосходит их своими несомненными добродетелями, иначе могучий монарх Ланки не совершил бы ради нее столь великое злодеяние».




Лучшие места под рекламу

Читайте интересные статьи:
Свидетельство НЛО №4 Свидетельство НЛО №4
Это второй репортаж, который был показан по НТВ определенный теме непонятного.. ...
Инки: спрятанное золото Инки: спрятанное золото
«Золото» — вот то магическое слово, «которое гнало испанцев через Атлантический океан; золото — вот чего первым делом требовал белый, как только ступал на вновь открытый берег» ...
Мадарский всадник Мадарский всадник
В Болгарии, недалеко от поселения Мадар, находится удивтельный древний памятник. Высечен он на отшлифованной скале на высоте 23 метра от земли ...
Способности Нинель Кулагиной Способности Нинель Кулагиной
Необычной способностью Нинель Кулагиной интересовались ученые не только России, но и зарубежных стран. А академик Юрий Борисович Кобзарев, убедившись ...
Невидимки Невидимки
Май 1876 года стал страшен для жителей города Нанкин. В городе появились темные силы, которые.. ...
Инки: спрятанное золото Инки: спрятанное золото
«Золото» — вот то магическое слово, «которое гнало испанцев через Атлантический океан; золото — вот чего первым делом требовал белый, как только ступал на вновь открытый берег» ...

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru
По всем вопросам обращайтесь сюда 2009-2014 ©