Читайте новое:
- Гигантские головы Ольмеков
- Жизнь после смерти
Человеческое сердце не знает пределов, человеческий ум ограничен. А.Ривароль
Все публикации Наша галерея Реклама на сайте Наши контакты
Все публикации на сайте
Вселенная и планеты
Загадки человека
Древние цивилизации
Пророки и Астрология
Аномальные явления
Свидетельства НЛО
Необычные существа
Неизвестная история
Окружающий мир
Древние тексты
Файловый архив
Лучшие места под рекламу
Летательные аппараты Древнего Египта Летательные аппараты Древнего Египта
В середине 19 века исследователи изучали Египетский храм, там они наткнулись на неизвестные иероглифы ...
Святая Тереза из Авилы Святая Тереза из Авилы
Свидетельства самой Терезы о своих способностях из ее дневника. Свидетельства очевидцев феномена Терезы из Авилы ...
Главная Философия Этика Канта гл10
Этика Канта гл10

Для достижения истинной моральности необходимо, чтобы образ мыслей людей основывался на моральном принуждении, а не на добровольной готовности, иначе говоря, на уважении, которое требует исполнения закона, хотя бы это делалось неохотно. Моральное состояние, в котором человек всегда должен находиться, есть «.добродетель, т. е. моральный образ мыслей в борьбе» (411). Это иллюзия, говорит Кант, будто не долг, т.

е. уважение к закону, служит определяющим основанием моральных поступков людей. Хвалить самоотверженные поступки как благородные можно лишь постольку, поскольку «имеются следы, дающие возможность предполагать, что они совершены только из уважения к своему долгу, а не в душевном порыве» (412).Так как, по Канту, достоинство морального закона в нем самом, т. е. в безусловном и не зависящем ни от какого эмпирического содержания подчинении человека велению категорического императива, то никакой поступок, совершенный только на основе склонности нашей эмпирической природы, не может быть моральным.

Это учение придает кантовской этике характер аскетический, враждебный чувственной природе человека. Кант склоняется к мысли, что поступок, совершаемый согласно велению нравственного долга, но в то же время согласный с чувственной склонностью, неизбежно должен потерять нечто в своей моральной ценности.

Он прямо утверждает: «Нельзя брать другой (кроме уважения к закону.— В. А.) субъективный принцип в качестве мотива, иначе поступок может, правда, быть совершен так, как предписывает закон, однако, поскольку он хотя и сообразен с долгом, но совершается не изчувства долга, намерение совершить поступок не морально.

..» (408).Так как моральный закон ослабляет и даже уничтожает в нас самомнение, то он, согласно Канту, есть предмет величайшего уважения, а потому — основа положительного чувства, которое имеет неэмпирическое происхождение и познается a priori. Следовательно, уважение к нравственному закону есть такое чувство, которое возникает на интеллектуальной основе.

Кантовское противопоставление долга склонности вызвало энергичные возражения, в том числе у некоторых мыслителей, которые сами испытали на себе влияние идей Канта. Общеизвестна эпиграмма, в которой немецкий поэт Шиллер осмеял это противопоставление: Ближним охотно служу, но—увы!—имею к ним склонность. Вот и гложет вопрос: вправду ли нравственен я? Нет тут другого пути: стараясь питать к ним презренье И с отвращеньем в душе, делай, что требует долг 10.

Однако в этом до крайности абстрактном и формальном ригоризме кантовской морали была сторона, которая роднит Канта с буржуазно-революционными идеологами Франции конца XVIII в. Это—близкое к стоицизму высокое представление о долге. Правда, реальные, практические задачи по переделке жизни, по замене существующего нравственного и политического уклада другим, лучшим, соответствующим достоинству человека и чаяниям личности, Кант подменяет всего лишь мысленными определениями и постулатами разума.

Но зато при рассмотрении конфликта между долгом и противоречащими ему склонностями он не признает никаких компромиссов. Достоинство морального человека должно быть осуществлено, долг должен быть выполнен, какие бы препятствия ни воздвигала эмпирическая действительность.

Говоря о долге, обычно сухой, сдержанный и осторожный Кант поднимается до истинного пафоса: «Долг! Ты возвышенное, великое слово, в тебе нет ничего приятного, что льстило бы людям... Это может быть только то, что возвышает человека над самим собой (как частью чувственно воспринимаемого мира), что связывает его с порядком вещей, единственно который рассудок может мыслить и которому вместе с тем подчинен весь чувственно воспринимаемый мир, а с ним — эмпирически определяемое существование человека во времени и совокупность всех целей.

..» (413—414). http://filosof.historic.ru/


Лучшие места под рекламу

Читайте интересные статьи:
Ольмеки - неизвестная цивилизация Ольмеки - неизвестная цивилизация
Около трех тысячелетий назад на берегу залива возникла индейкая культура, получившая название ольмекской. Назвали их так по имени ольмеков ...
Этот загадочный склад ума Этот загадочный склад ума
Мне хочется разговор об уме, о складе ума начать издалека, чтобы и шире и более разносторонне очертить границы темы.. ...
Прощайте, Рыбы! Прощайте, Рыбы!
Нас можно упрекнуть, что все эти рассуждения о знаках не имеют никакого отношения к действительности. Дело в том, что ось вращения Земли.. ...
Вамфим и Нибиру Вамфим и Нибиру
Ванга и шумерские тексты о сотворении человека. Вамфим и Нибиру. Книга Бытия и Шумеры ...
Свидетельства древней расы гигантов Свидетельства древней расы гигантов
Сегодня почти ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что на Земле в давние времена разразилась глобальная катастрофа, которая запечатлена в мифах ...
Зона молчания - море Тетис Зона молчания - море Тетис
Зона молчания (Зона тишины, «Море Тетис») — аномальная зона в пустыне, загадочная территория на границе штатов Дуранго, Чиуауа ...

Rambler's Top100 Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru
По всем вопросам обращайтесь сюда 2009-2014 ©